Массовое жилищное строительство при хрущеве

Массовое жилищное строительство при хрущеве

Быстро, тесно и одинаково: жилищный конвейер Никиты Хрущева

31 июля 1957 года советское правительство приняло решение о массовом строительстве типовых жилых домов

За одиннадцать лет своего руководства СССР первый секретарь ЦК КПСС и председатель советского правительства Никита Хрущев успел совершить множество поступков, которые навсегда вписали его имя в историю нашей страны. В те же годы начался и процесс масштабного переселения советских горожан, задыхавшихся в тесноте коммуналок и в сырости бараков, в новые многоквартирные дома. Заслужившие не слишком уважительное прозвище «хрущевок», а то и «хрущоб», они по сей день встречаются по всему бывшему Советскому Союзу. Нынешним их обитателям эти дома кажутся тесными, неудобными и малокомфортными — но шесть с лишним десятилетий назад это было роскошное по сравнению со многим другим жилье, строительство которого широко развернулось после выхода 31 июля 1957 года постановления советского правительства и ЦК КПСС «О развитии жилищного строительства в СССР».

Один из проектов «хрущевок» предполагал строительство домов из крупноблочных секций

Послевоенный квартирный вопрос

Этот документ, имевший номер 931, начинался со слов о том, что «подъем жизненного уровня и благосостояния народа является одной из важнейших задач», затрагивал практически все вопросы, связанные с жилищным строительством в Советском Союзе, и приводил весьма любопытные цифры. В частности, в постановлении отмечалось, что в годы Великой Отечественной войны были полностью или частично разрушены более 1700 городов и поселков (в других документах приводились такие данные: 1710 городов и более 10 тысяч сел и деревень). Страна потеряла свыше 6 млн домов, или более 70 млн квадратных метров жилой площади, более 25 млн человек остались без крова. И в то же самое время в военные годы удалось восстановить или построить заново 50 млн квадратных метров жилплощади. А за первое послевоенное десятилетие этот объем вырос вшестеро — до 300 млн квадратных метров! И это только построенных государством, поскольку в то же самое время еще около 5,7 млн жилых домов были построены в частном порядке.

И все-таки жилья в стране, прежде всего в городах, где жила уже почти половина населения Советского Союза, по-прежнему остро не хватало. Еще накануне войны на одного советского горожанина приходилось порядка 7 кв. м жилплощади, хотя пятнадцатью годами ранее этот показатель в городах составлял 8,2 кв. м. И то, надо сказать, эти семь квадратных метров зачастую представляли собой ветхое или плохо оборудованное жилье, без канализации и водопровода, или имевшее все это, но пришедшее в малопригодное для жизни состояние, поскольку в военные и первые послевоенные годы было не до ремонта имеющейся жилплощади — важнее было дать новую квартиру тем, кто не имел вообще никакой.

Строительство нового квартала, состоящего исключительно из жилых домов «нового экономичного типового проекта»

В таких условиях прежние, заведенные еще в сталинские годы подходы к проектированию и строительству жилья, когда практически каждый дом планировался индивидуально и строился достаточно неспешно, уже никуда не годились. Ими можно было пользоваться только при строительстве жилья, что называется, повышенной комфортности — а стране требовалось просто очень много дешевого жилья, и быстро. И тогда Никита Хрущев вспомнил о своем опыте времен руководства ЦК Компартии Украины. В 1949 году по хрущевской инициативе в республике началось панельное строительство жилых домов. И вот через восемь лет решено было распространить эту практику на всю страну.

Жилье без излишеств

В постановлении «О развитии жилищного строительства в СССР» собственно возведению панельных домов были отведены пункты 29 и 30. Первый из них оговаривал, что со следующего, 1958-го года, «в жилых домах, строящихся как в городах, так и в сельской местности, предусматривать экономичные благоустроенные квартиры для заселения одной семьей», а сами эти дома строить по типовым проектам. Причем на основе именно этих новых типовых проектов Госстрой СССР должен был разработать и утвердить новые нормы проектирования, в том числе и касающиеся высоты жилых помещений. Именно это и открыло дорогу низким, не больше двух с половиной метров высотой, потолкам в советских жилых домах.

Открытые балконы «хрущевок» многие старались остеклить еще в советское время

А второй пункт определял ответственность местных властей за то, чтобы новые типовые дома получили широкое распространение. В частности, на местах должны были сами решать, какой быть этажности домов, хотя при этом в постановлении оговаривалось, что в городах она должна составлять в основном 4-5 этажей, а в небольших городах и поселках — 2-3 этажа. На местные власти ложилась обязанность развития производства железобетонных конструкций для типовых домов, а кроме того, «крупноразмерных перегородок, щитовых дверей, спаренных оконных переплетов и других конструкций и деталей». И отдельно ставилась задача обеспечить новые дома новой же, подходящей под их небольшие размеры обстановкой: на местах должны были «организовать в необходимом количестве изготовление малогабаритной мебели и встроенного кухонного оборудования для квартир нового типа».

И был в постановлении еще один примечательный пункт – 35-й. Согласно ему, республиканские, краевые, областные и прочие власти должны в 1958 году построить в областных центрах и крупных городах достаточное число жилых домов по новым экономичным типовым проектам. Эти демонстрационные постройки, как говорилось в постановлении, должны были стать «по своему качеству, благоустройству, планировочным и конструктивным решениям…на ближайшие 3-5 лет образцом для государственного, индивидуального и колхозного жилищного строительства».

Классическая схема на кухне малогабаритной квартиры: даже семья из трех человек умещается в ней с некоторым трудом

Маленькая, но своя!

Но вместо трех-пяти лет эти «новые экономичные типовые проекты» стали образцом массового советского строительства на три с лишним десятка лет. Первые экспериментальные многоквартирные панельные многоэтажки появились в Москве в районе Черемушки еще в 1956 году: квартал получил название Новые Черемушки, и этот топоним быстро прижился в столице. Да и не только в ней: острый на язык советский народ очень быстро приклеил такое же название всем типовым кварталам, застроенным «хрущевками». Потому что и на первый, и на второй неискушенный взгляд они практически ничем друг от друга не отличались.

Впрочем, иначе и быть не могло. Еще до принятия постановления о развитии жилищного строительства Никита Хрущев обрушился с жесткой критикой на советских архитекторов и строителей, обвиняя их в неразумной трате сил и средств, которые идут на индивидуальные проекты жилых домов. Функциональность и скорость строительства — вот что требовалось стране, а при таких условиях никаких «украшательств» ждать не приходилось. Типовые новые дома мало отличались друг от друга, как и застроенные ими кварталы, — и советские люди быстро подметили эту особенность.

Возведение домов первой «хрущевской» серии К-7 в московском районе Хорошево-Мневники

Зато впервые за многие годы строительство жилья в стране действительно поставили на поток! Появились новые формы строительных трестов — так называемые домостроительные комбинаты, или ДСК, объединившие в себе все функции, от производства железобетонных конструкций и стеновых панелей до отделки уже построенного жилья. Понятно, что осваивать широкую номенклатуру конструктивных изделий ДСК попросту не могли, и поэтому всего за тринадцать лет применение типовых проектов в жилищном строительстве достигло 93,5% от общего его объема, а в культурно-бытовом — 85,7%. Впрочем, это вполне укладывалось в общую строительную политику страны: через год после постановления 1957 года вышло другое, называвшееся «О расширении применения типовых проектов в строительстве», которым сводилось к минимуму разнообразие типовых проектов.

Постоянное временное

По сути, жилищное строительство в стране стало конвейерным, и так же, как некогда выпуск автомобилей на конвейере превратил их из роскоши в средство передвижения, сделало отдельное жилье гораздо более доступным. И так же, как некогда с машинами, за это пришлось заплатить не только потерей индивидуальности, но и снижением комфорта. Но зато это было собственное жилье, в которое, согласно утвержденным нормам, полагалось селить только одну семью! Эпоха коммуналок, общежитий и бараков начала уходить в прошлое.

Будущие жители нового крупноблочного дома наблюдают за строительством своего жилья

К тому же небольшие «хрущевские» квартиры в обязательном порядке обладали удобствами, которые раньше были скорее опцией: центральным отоплением, холодным водоснабжением (а зачастую и горячим, хотя бы за счет газовой колонки или водонагревателя) и канализацией. Наличие всего этого уже делало «хрущевки» пригодными для жилья без оговорок, а с началом массового выпуска малогабаритной мебели, приспособленной именно под эти квартиры, получение такой жилплощади становилось для многих горожан заветной мечтой. Причем мечтой, которая исполнялась быстрее, чем прежде. С начала строительства первых прототипов «хрущевок» в 1956 году по 1963 год жилищный фонд СССР вырос почти вдвое: с 640 млн кв. м до почти 1,2 млрд. Этот прирост по размеру был больше, чем весь объем жилья, построенного за первые сорок советских лет! В одной только Москве, задыхавшейся от нехватки жилья еще с конца 1920-х, появилось за это время 36 млн квадратных метров жилплощади, что позволило переселить в новые квартиры около миллиона человек.

«Хрущевки» должны были стать своего рода переходным типом жилья, как это, собственно, и случилось уже в конце 1960-х, когда начали строить панельные высотные дома. Но первоначальные планы, что типовые пятиэтажки прослужат не больше 25 лет, не оправдались: некоторым из них сегодня исполняется по 60 лет и более. Сегодня эти квартиры с нормой в 8 квадратных метров на человека, с низкими потолками, маленькими кухнями, совмещенными санузлами и «хрущевскими холодильниками» под окном в кухне уже выглядят анахронизмом, но они позволили решить острейшую проблему нехватки жилья в стране. А еще позволили быстро строить его там, где никакого жилья не было в принципе, в том числе на Крайнем Севере и Дальнем Востоке: не один десяток военных городков или заводских поселков застраивался с нуля именно «хрущевками», что позволяло сразу же обеспечить жильем тех, кто в нем нуждался.

Фотография строительства одного из самых первых домов нового типового проекта в Москве в районе Черемушки

Жилищная реформа Хрущёва

После смерти Сталина в 1953 году в СССР происходят значительные изменения политики партийного руководства. К власти приходит Никита Сергеевич Хрущёв, смело критиковавший предшественника. Так, в 1956 году, на XX съезде КПСС он представил доклад «О культе личности и его последствиях».

Однако деятельность Никиты Хрущёва касалась не только политических рокировок, но была связана и с социальной политикой Советского государства. Гражданам требовались оптимальные условия для жизни и поддержания трудоспособности, которая должна была помочь «догнать и перегнать передовые капиталистические страны». «Хрущёвка»

Предпосылки преобразований

По данным переписи 1959 года в СССР насчитывалось 208,8 миллионов человек, а в 1939 году было 170,5 миллионов человек. Прирост населения существенный! Но это не всё, в 1962 году впервые в отечественной истории доля городского населения (111,2 миллионов человек) превысила численность сельских жителей (108,6 миллиона). Выходцы из колхозов становились работниками крупных промышленных предприятий. В связи с этими изменениями появилась необходимость решения жилищного вопроса в Советском Союзе.

Конечно, одним из главных условий разрастания городского домостроения стало развитие промышленности.

За хрущёвские годы в стране построили 3,2 тысячи новых промышленных предприятий, в том числе доменные печи в Череповце, на Орско-Халиловском комбинате, шахты в Донбассе, Кузбассе, Караганде, в Печорском угольном бассейне, нефтеперерабатывающий комбинат в Новокуйбышевске и т.д. Было сооружено множество ГРЭС в разных областях СССР. Объем капиталовложений был в почти два раза большим, чем в IV пятилетке (1946−1950 годы). Предприятиям военной, атомной, металлургической, нефтеперерабатывающей, угольной, энергетической промышленности были необходимы новые работники.

Стоит отметить, что жилищная проблема существовала ещё с 1928 года. Судя по секретной справке ЦСУ СССР Лазарю Кагановичу о состоянии городского жилого фонда в 1940–1952 годах, датированную 18 августа 1953 года, в СССР ситуация с жильём не менялась 30 лет. Согласно расчётам 1928 года, чтобы достичь к концу первой пятилетки санитарной нормы, следовало построить 100 миллионов квадратных метров жилья. В 1953 году до достижения той же нормы не хватало 96 миллионов квадратных метров.

В список проблем стоит добавить качество жилья. На бараки в общем городском жилом фонде в 1952 году приходилось 18 миллионов квадратных метров. Почти четыре миллиона граждан СССР в 1952 году жили в бараках. Такое жильё не соответствовало санитарным нормам и становилось средой для возникновения социальных проблем. Новые районы в хрущёвский период

Массовое жилье для населения СССР

Одним из первых шагов по созданию массового жилья можно назвать постановление ЦК КПСС и Совета министров СССР от 19 августа 1954 года, «О развитии производства сборных железобетонных конструкций и деталей для строительства». Оно предписывало строительство 402 заводов железобетонных конструкций и организацию изготовления деталей на 200 площадках полигонного типа.

Продолжением намеченных преобразований стало проведение в период с 30 ноября по 7 декабря 1954 года Всесоюзного совещания архитекторов и строителей. Зачинщиком совещания стал Никита Хрущёв. На совещании сталинский ампир осудили за дороговизну и «украшательство». Виновниками объявили первых лиц архитектурной иерархии — Аркадий Мордвинов, Александр Власов и другие. Смысл заключительной речи Хрущёва сводился к тому, что строить надо дёшево, много, из панелей и по типовым проектам. Многих архитекторов лишили премий и наград. Официальной причиной таких репрессий стало «украшательство» и дороговизна проектов.

В августе 1954 года выходят несколько постановлений ЦК КПСС и Совета министров СССР, посвящённых индустриализации строительного производства, снижению стоимости строительства, улучшению работы проектных организаций и реформированию системы управления строительством и архитектурой.
Важным является постановление от 4 ноября 1955 года, которое определило архитектурную реформу в СССР, «Об устранении излишеств в проектировании и строительстве».

31 июля 1957 года ЦК КПСС и Совет министров СССР приняли постановление «О развитии жилищного строительства в СССР». Данный документ стал определяющим в жилищной политике страны и показал основные цели руководства. Выделим ключёвые пункты постановления:

• «…исходить из необходимости ликвидации в ближайшие 10–12 лет недостатка в жилищах для трудящихся».
• «Начиная с 1958 года, в жилых домах, строящихся как в городах, так и в сельской местности, предусматривать экономичные благоустроенные квартиры для заселения одной семьей».
• «Ввести с 1 января 1959 года планирование и учёт жилищного строительства в квадратных метрах жилой и полезной площади и в количестве квартир».

По сути государство поставило важную задачу: решить жилищную проблему и обеспечить городское население жильём в норме одна квартира на семью. Этот шаг стал первым в истории СССР. Также в постановлении отмечалось увеличение плана жилищного строительства в шестой пятилетке до 215 миллионов квадратных метров. «Новые Черёмушки» – первый квартал с «хрущёвками» в СССР

Хрущёв и его окружение поднимали планку ещё выше. При принятии программы нового Семилетнего плана показатели жилищного строительства были резко увеличены:

«за семилетие в городах, рабочих поселках построить жилые дома общей площадью 650–660 млн. кв. метров, или около 15 млн. квартир . Кроме того, в сельской местности силами колхозников и интеллигенции с помощью государственного кредита будет возведено 7 млн. жилых домов».

Данные цифры предполагали, что граждане СССР к 1965 году должны быть обеспечены жильем в норме шесть квадратных метров жилой площади на человека. Средняя жилая площадь квартиры должна была составить 43 квадратных метра и предназначалась для заселения шести-семи человек. Конечно, такая ситуация не решала полностью жилищную проблему, но все же это было кардинальным шагом по улучшению уровня жизни населения.

Параллельно Хрущёв продолжил изменения в сфере архитектурных стилей советского градостроения. В 1956 году правительство объявило конкурс на проектирование Дворца Советов. Победителем стал архитектор Александр Васильевич Власов. Он представил проект с простыми формами и полным отсутствием архитектурного декора. Так Власов стал образцом для подражания для всех проектных организаций страны. Александр Васильевич Власов Дворец Советов

В эти годы в СССР кардинально меняются основные градостроительные принципы сталинского времени. Ранее они не предполагали разработку города как системы больших жилых массивов с соответствующей инфраструктурой. В связи с этим необходимо было воспользоваться опытом западных архитекторов. Идеи Ле Корбюзье, забытые в сталинский период, снова стали популярны среди архитекторов Советского Союза.

Здание центрального статистического управления СССР, созданное по проекту Ле Корбюзье

Город для архитектора новой эпохи воспринимался не как пространство, где строится жильё для незначительной части граждан, а как комфортное пространство для всех граждан СССР. Поэтому можно наблюдать контраст между сталинскими и хрущёвскими застройками: в них прослеживается разный подход к строительству жилья. Новый город становился единым целым, в отличии от города прошлого периода, где сосуществовали центр со сталинскими высотками и окраины с бараками.

Итоги массовой застройки

Массовое жилищное строительство в нашей стране имело огромное значение. Многие жители СССР не могли приобрести жилье, которое удовлетворяло бы хотя бы базовые потребности. Население городов, начиная с 1920-х годов, непрерывно росло. Руководство принялось за осуществление важной задачи: за 1959–1960 годы в новые квартиры переселились почти 54 миллиона человек, то есть четвёртую часть жителей СССР.

Несмотря на успехи, жилищная реформа Хрущёва имела серьёзные недостатки. Контроль государства над деятельность архитекторов остался прежним. Многие специалисты не могли создать что-либо уникальное: каждый проект утверждала партия, а творцы вынуждены были приспосабливаться к вкусу чиновников. Жилые здания строились по типовому образцу, ни о каком разнообразии не было и речи. Это создавало однотипные города. Да и жилищное строительство по-прежнему носило казарменный характер. Квартиры распределялись по казённым нормам, были типовыми, усреднёнными и низкого качества.

Хрущеву не удалось полностью решить жилищную проблему, несмотря на все постановления, где ставилась подобная задача. Расселить всех граждан Советского Союза по санитарной норме руководство Хрущёва не смогло, многие жители коммунальных квартир остались в старых комнатах. Впрочем, следующие руководители окончательно решить эту проблему так и не сумели.

Как Хрущев создал жилищную проблему в СССР

Существующая легенда гласит, что при Сталине строились по индивидуальным проектам красивые дома с просторными комфортабельными квартирами, но в очень небольшом количестве. Получали эти квартиры лишь те, кого можно отнести к номенклатуре, а простые люди ютились в бараках и коммуналках. Н.С.Хрущев предложил максимально удешевить жилищное строительство, перейдя к типовым проектам пятиэтажных домов с небольшими и крайне неудобными квартирами, которые получили презрительное название «хрущевки». Эти квартиры в виде бетонных блоков стали изготавливать на домостроительных комбинатах, и далее из этих блоков дом быстро собирался на стройплощадке. В результате, как гласит легенда, началось массовое строительство жилья, и обычные люди стали получать пусть неудобные, но зато отдельные квартиры.

Существуют, однако, документы, которые были доступны и в советское время, в виде статистических ежегодников «Народное хозяйство РСФСР». В этих ежегодниках приводятся данные о количестве построенного жилья и о том, сколько людей въехало в новые квартиры. И эти данные полностью опровергают легенду о массовом строительстве жилья при Н.С.Хрущеве. Более того, именно действия Н.С.Хрущева привели к тому, что жилищная проблема в СССР стала неразрешимой.

В послевоенное время по всей стране шло активное строительство новых предприятий. Строители размещались во временных постройках барачного типа. Одновременно рядом с предприятием возводилось жилье для рабочих. Это были либо индивидуальные одноэтажные дома с 2-3 комнатами со всеми коммуникациями стоимостью 10-12 тысяч рублей, либо двухэтажные дома, состоящие из 4-5 квартир. Индивидуальные дома передавались в собственность владельцам с помощью однопроцентного кредита на 10-12 лет без первоначального взноса. Выплата по кредиту составляла 1000 рублей в год или не более 5 процентов от среднего семейного годового дохода. Доля таких индивидуальных домов составляла 30-35 процентов от общего объема городского строительства. В отдельные квартиры в двухэтажных домах семьи заселялись без всяких выплат, так как эти дома были государственными. Обычно рабочие, приезжающие на новое предприятие со всей страны, в основном из сельской местности, некоторое время жили в бараках, ожидая нормальное комфортабельное жилье. Из таких домов состояли либо поселки городского типа, либо небольшие районы на окраинах городов рядом с предприятиями. Для одиночек и молодых семей без детей строились общежития рядом с предприятием. В центральных районах городов строились красивые комфортабельные многоэтажные дома.

Послевоенные сталинские дома были ориентированы исключительно на семейное за-селение. На каждого члена семьи полагалось не менее 9 кв. м. жилой площади, плюс 6 метров выделялось на семью. Соответственно семья из трех человек получала двухкомнатную квартиру с жилой площадью не менее 33 метров, общей площадью 55-60 метров с кухней порядка 15 метров, с большими санузлами и прихожими. Если квартиру выделяло предприятие, а таких квартир было большинство, то эти нормы могли увеличиваться. Число комнат в сталинских квартирах обычно не превышало трех, и коммунальное заселение осуществлялось в исключительных случаях при большом числе на предприятии одиночек или бездетных семей.

Читайте также  Какую штукатурку лучше использовать для стен?

Большое жилищное строительство вели колхозы. С 1950 по 1956 год объем этого строительства составлял чуть более половины от объема городского строительства. Скорее всего, это соотношение было определено Госпланом СССР, который выделял фонды на строительные материалы.

Первый шаг по вмешательству Н.С.Хрущева в жилищное строительство был сделан в конце 1955 года. В Постановлении ЦК КПСС и СМ СССР от 4 ноября 1955 года предписывалось разработать к 1 ноября 1956 года типовые проекты жилых домов без каких либо «архитектурных излишеств» (иными словами, неотличимые друг от друга коробки) и с 1957 года вести строительство только по этим проектам. Пока речь шла лишь о внешнем виде домов. Внутренняя планировка оставалась неизменной. Одновременно с 1956 года были уменьшены нормы выделяемого жилья – вместо 9 метров жилой площади на человека стало 7, а на семью дополнительные метры перестали выделяться. Планировка сталинских домов не позволяла реализовать новые нормы. Поэтому в Постановлении ЦК КПСС и СМ СССР от 31 июля 1957 года директивно предлагалось разработать новые типовые проекты жилых домов с уменьшенными размерами жилых комнат и особенно нежилых помещений в виде тех самых «хрущевок», а также приступить к созданию домостроительных комбинатов. Первые «хрушевки» начали строить в Москве во второй половине 1958 года. Массовое строительство «хрущевок» по всей стране началось с 1959 года, а на индустриальной основе с 1961 года, когда появились первые домостроительные комбинаты. Для строительства многоквартирного дома, включая нулевой цикл и подводку коммуникаций, тогда, как и сейчас, требовалось не менее года. Поэтому заселение кирпичных «хрущевок» началось не ранее 1960 года, а индустриальных – начиная с 1962 года. Следовало ожидать, что массовое получение населением страны новых квартир начнется именно в 1960 году. Соответственно число построенных квартир (домов) и число новоселов в этих новых квартирах (домах) должно было резко увеличиться по сравнению с предыдущим периодом. Однако статистика рисует совсем другую картину.
Рассмотрим, как реально изменялось количество людей, въезжавших в новые квартиры и индивидуальные дома в РСФСР, а также ежегодное количество построенного жилья в городах и на селе с 1955 по 1970 год.

Годы Число новоселов Построено Число квартир/домов
(тысяч ) (млн. кв. м.) (тысяч)
город село город село
1950 2263 5.5 8.8 330 104
1955 3158 21.8 12.3 464 194
1956 3456 27.5 15.5 687 273
1957 4564 34.3 17.6 831 437
1958 5213 45.8 15.0 1077 358
1959 5824 50.8 16.8 1198 405
1960 5594 51.3 12.2 1248 306
1961 5229 49.3 9.7 1219 233
1962 5110 49.0 8.5 1216 203
1963 4897 47.8 7.7 1175 185
1964 4629 45.4 7.3 1111 175
1965 4675 47.5 7.4 1119 177
1966 4705 48.4 7.3 1132 175
1967 4727 49.4 7.3 1138 175
1968 4630 49.5 6.6 1199 158
1969 4667 51.3 6.1 1154 146
1970 4741 53.1 5.5 1186 131

С 1950 по 1955 год количество нового жилья в РСФСР, как в городе, так и на селе, увеличивалось ежегодно примерно на 7%. Соответственно увеличивалось и количество людей, заселившихся в новые дома. Этот рост обеспечивался Госпланом СССР с помощью выделения застройщикам фондов на строительные материалы. Одновременно планировалось опережающее развитие предприятий, производящих эти материалы, необходимых для строительства не только жилья, но и любых промышленных предприятий, в том числе и тех, которые должны были производить строительные мате-риалы.
В 1956 году сложившийся порядок был нарушен. И в городе и на селе площадь нового жилья синхронно увеличилась на 25%, а количество новых квартир (домов) также синхронно выросло в 1.5 раза по сравнению с предыдущим годом. Бурный рост жилищного строительства в городах, значительно превышающий предыдущие темпы, наблюдался вплоть до 1959 года. Так в 1959 году число новых городских квартир увеличилось в 2.4 раза по отношению к 1955 году. Заметим, что никаких «хрущевок» в этот период еще не было. В сельской местности темпы жилищного строительства после всплеска 1956 года снизились до предыдущих значений. В результате, если в 1955 году и в предыдущие годы объем жилищного строительства на селе составлял более половины городского, то в 1959 году он снизился до 1/3.
Указанный рост жилищного строительства был обусловлен тем, что в 1956 году было остановлено множество запланированных строек новых предприятий, включая и те, которые должны были производить строительные материалы. В результате освободилось большое количество, как строительных материалов, так и рабочей силы. Эти ресурсы были направлены на строительство одноэтажных и двухэтажных городских домов, размещенных рядом с недавно введенными в строй предприятиями, а также сельских домов. Такие дома могли быть построены в короткие сроки и при минимальной номенклатуре строительных материалов. Поэтому основная доля роста жилищного строительства с 1956 по 1959 годы пришлась на рабочие поселки и село и не затронула большие города.
В 1959 году в РСФСР было построено 1603 тысячи новых квартир (домов) общей площадью 67.6 миллионов квадратных метров, в которые заселились 5824 тысячи человек. С 1960 по 1964 год эти цифры ежегодно ощутимо снижались несмотря на активное внедрение «хрущевок». В последнем году нахождения Н.С.Хрущева у власти в РСФСР было построено 1286 тысяч новых квартир (домов) общей площадью 52.7 миллионов квадратных метров, в которые заселились 4629 тысяч человек. По отношению к 1959 году все показатели ухудшились более чем на 20%. Особенно пострадало село, где объем жилищного строительства в 1964 году опустился ниже уровня 1950 года.
После устранения Н.С.Хрущева из власти падение объемов жилищного строительства прекратилось, и начался небольшой рост на уровне 1-2% в год. В 1970 году в РСФСР было построено 1317 тысяч новых квартир (домов) общей площадью 58.6 миллионов квадратных метров, в которые заселились 4741 тысяча человек. При этом в сельской местности в 1970 году было построено жилья в 1.5 раза меньше, чем в 1950 году. На уровень 1959 года не удалось выйти вплоть до конца Советского Союза.
Появление в 1960 году «хрущевок» не только не увеличило, но даже уменьшило число людей, получавших новые отдельные квартиры. Тем не менее, миф возник не на пустом месте. Массовое строительство действительно началось, но лишь в одном единственном городе СССР, где оно выглядело наиболее наглядно для средств массовой информации. В 1957 году в Москве было построено 2 миллиона квадратных метров жилья, а в 1958 году – почти 6 миллионов. Но это были еще сталинские дома. А в 1961 году в Москве было построено 12.7 млн. квадратных метров жилья исключительно в виде «хрущевок», в 6 раз больше, чем в 1957 году. За время правления Н.С.Хрущева с 1956 по 1964 год жилой фонд Москвы удвоился.
Итак, в 1965 году в новые отдельные квартиры вселилось в 1.5 раза больше людей, чем в 1955 году. В последующие годы объем жилищного строительства практически не менялся. При сохранении плановой системы, существовавшей до 1955 года включительно и сломанной Н.С.Хрущевым в 1956 году, в 1965 году в новые квартиры существенно более высокого качества могло вселиться в 2 раза больше людей, чем в 1955 году. И в каждый последующий год это число увеличивалось бы на 7% до момента полного удовлетворения жилищных потребностей населения, поскольку демографический рост населения РСФСР не превышал 2% в год, а начиная с 1965 года, он опустился до значения менее 1%.
После устранения Н.С.Хрущева из власти прежняя плановая система так и не была восстановлена. Для планомерного увеличения жилищного строительства необходимо было ежегодно увеличивать производство строительных материалов путем строительства новых предприятий и расширения производственных мощностей имеющихся, как это было до 1956 года. Однако, для этого необходимы в больших объемах строительные материалы и трудовые ресурсы, которые можно было взять только из жилищного строительства. В результате в течении нескольких лет пришлось бы сокращать плановые показатели по строительству нового жилья. Такое решение Л.И.Брежнев не решился принять. Возможно, никто и не сообщил Л.И.Брежневу о реальных причинах застоя в жилищном строительстве и способах выхода из этого застоя. Так что жилищная проблема, созданная Хрущевым в 1956 году, стала неразрешимой и сохранилась до конца Советского Союза.
Очевидно, что массовая остановка строительства новых предприятий, которая про-изошла в 1956 году, не могла не привести к существенному замедлению темпов развития не только жилищного строительства, но и других отраслей экономики. Причем это замедление началось с 1956 года. Недаром именно 50-е годы считаются вершиной развития экономики и науки в СССР.

Новое в блогах

Сообщество « МЫ — ВПЕРЕДИ ПЛАНЕТЫ ВСЕЙ»

Хрущевские мифы

2. Массовое жилищное строительство.

Комсомолки сталинские уже рожать не стали. ссылка на demoscope.ru
Обменял население на фабрики

Дмитрий Радченко # написал комментарий 4 ноября 2013, 14:25 Тема сложная и несколько тенденциозно поданная. В сухом остатке из этой статьи — «Сталин — д`Артаньян, Хрущев — все и так знают». Чтобы более-менее чётко понимать ситуацию с ЖС в те годы, нужны нормальные ряды данных, которые можно сравнивать и анализировать. Этого в статье нет. Потому и выводы непонятно откуда.

Из замечаний — что такое число новосёлов? Это те, кто въехал в новые квартиры или все, кто въехал и плюс те, кто переехал из старых в менее старые? Надеюсь, все понимают, что строительство одной 3к квартиры может привести к статистическому «въезду в новую квартиру» человек десяти? Принимая во внимание сложившуюся обеспченность на душу (скажем, 7 кв.м./чел): Из 2к в 3к — 5 чел, из 1к в 2к — 4 чел, из барака в 1к — 3 чел, из землянки в барак — 2 чел. Итого — 14 чел. улучшили жилищные условия. Что как бэ даже правда.

Скачок доли жилья в л/с объясняется просто — в 1956-60 населением самостоятельно было построено 128 млн. из 280 млн. кв.м. жилья. Что и сказалось на правах собственности.

Короче, вопросов много — и ответов дофига. Интерпретируй, как душе угодно.

Дмитрий Радченко # ответил на комментарий олег седов 4 ноября 2013, 14:56 Как раз эта неравномерность вполне объяснима. Нужно всего лишь перестать стараться объяснить весь результат влиянием одного единственного фактора, типа фамилии руководителя государства (ведомства, предприятия) за некий период. Роль личности в истории никто не отрицает, но математически исчислить её невозможно.

«Не очаровывайтесь, да неразочаруемы будете» (с).

Нужно для себя уяснить один исходный постулат: в экономике чрезвычайно редко процесс можно описать линейной функцией одной переменной, типа y = k*x + b, тем паче y = k*x. Влияющих факторов всегда несколько, и чем сложнее процесс, тем их больше.

y = f <(x1,x2. xn)>— так более правильно. А если учесть, что с течением времени и состав влияющих факторов изменяется, некоторые факторы уходят, некоторые добавляются — то процесс прогноза становится архисложным.

Дмитрий Радченко # ответил на комментарий олег седов 4 ноября 2013, 15:32 Ну вот они и запускали — сначала Сталин, потом Хрущев, потом Брежнев. И имели в итоге скачок, потом стабилизацию, а местами и падение. Потому что поставить задачу — это даже не полдела. Нужно обеспечить ее ресурсом. А вот как раз в это все и упиралось. Чтобы постоянно много строить, аврал не поможет — нужны мощности по производству бетона, цемента, металла, дерева, автотранспорт, грузоподъемные механизмы, а для производства вышеперечисленного — добыча сырья. Мы не будем предполагать, что всё это производилось в достаточном количестве и просто где-то складировалось до тех пор, пока товарищ Сталин не отдаст приказ? Не будем. Значит, дополнительный цемент должен откуда-то взяться, металл — откуда-то взяться и т.д.

Не будем забывать также, что жилищное строительство, хотя и было важно, по мере этой важности уступало тяжмашу и ВПК — а ведь им нужны почти те же материалы. Как вы думаете, фонды распределялись в чью пользу?

Ну и так далее. В целом, как только пыл и жар со стороны любого из генсеков ослабевал — сразу же все темпы успокаивались и даже припадали. Типично для советской системы планирования.

Не буду утверждать. Я вообще стараюсь выводов не делать и ничего не утверждать в условиях недостатка данных. Меня так когда-то Учитель приучил :)) Мне кажется, что и вы отчасти правы, и я отчасти прав.

Простите, не могу продолжать беседу — жена звонила, надобно ехать домой боршч вкушать.

P.S.
О проблемах тех лет в жилищном секторе почитайте здесь, если интересно:

Только глаза не сломайте — очень много буков. Я чуть не сломал.

«Хрущев решительно отверг призывы к качеству»

Глава «Панельная Москва» из книги Флориана Урбана «Башня и коробка. Краткая история массового жилья» публикуется с разрешения издательства Strelka press.

Индустриализация советского строительства

В канун Нового года российское телевидение неизменно напоминает о советской массовой жилой застройке. Герой фильма Эльдара Рязанова «Ирония судьбы, или С легким паром» (1975) просыпается в своей, как он считает, квартире и обнаруживает себя в обществе незнакомой женщины. Постепенно выясняется, что он не дома, в Москве, а в Ленинграде, просто квартира и дом там такие же и даже адрес совпадает. Эта комедия ошибок — сатира на однообразие типового жилья, где неотличимы друг от друга не только улицы, дома и подъезды, но и ванные комнаты, мебель и даже ключи от квартир.

Смелость, с которой высмеивается осуществленная государством унификация архитектуры, может показаться неожиданной для фильма, снятого в условиях авторитарного социализма, однако «Ирония судьбы» — это еще и лукавая зарисовка типичной среды обитания советского человека. В самом деле, после беспрецедентного подъема массового жилого строительства, инициированного правительством Хрущева в 1950-е годы, стандартизированные многоквартирные дома стали самым распространенным типом застройки. В абсолютном большинстве случаев здания строились из готовых деталей. В 1970-е годы советские власти с гордостью провозглашали, что почти половина объемов индустриального жилого строительства на всем земном шаре приходится на СССР.

Когда в 1991 году на обломках Советского Союза возникла Российская Федерация, на типовое панельное жилье хрущевской эпохи приходилось полмиллиарда из 2,8 миллиарда квадратных метров жилищного фонда страны. Как и в других странах социализма, невзрачный многоквартирный дом, начавший приходить в упадок почти сразу после завершения строительных работ, является здесь символом не только специфической жилищной политики советских властей, но и всей повседневной жизни при «диктатуре пролетариата». Масштабная строительная программа была запущена в СССР в ситуации острой нехватки жилья. Городское население страны неуклонно росло начиная с XIX века. К началу 1950-х на одного городского жителя приходилось меньше жилой площади, чем в 1920-е годы; в наше время подобный кризис невозможно представить почти ни в одной промышленно развитой стране планеты. Общая площадь жилья на душу населения упала с 8,2 квадратного метра в 1926 году до плачевных 7,4 квадратного метра в 1955-м. Если учесть, что это средние по стране цифры, и они к тому же включают площадь кухонь, ванных комнат и коридоров, выходит, что в реальности многие советские граждане имели в своем распоряжении гораздо меньше личного пространства.

Советское руководство видело только одно решение — любой ценой повысить эффективность строительства. Для достижения этой цели власти были готовы радикально преобразовать всю отрасль. Когда-то Советский Союз находился на переднем крае индустриального строительства. В 1920-е годы архитекторы Моисей Гинзбург, Андрей Буров и Борис Блохин осуществили множество модернистских проектов, и даже подавление Сталиным архитектурного авангарда в начале следующего десятилетия не смогло полностью положить конец экспериментам в этом направлении. Тем не менее в сталинскую эпоху жилое строительство велось главным образом традиционными методами. Неоклассические многоэтажные здания с толстыми кирпичными стенами, просторными квартирами и богато украшенными фасадами предназначались для привилегированного меньшинства и почти никак не способствовали преодолению дефицита жилья среди обычных граждан.

Инициатором перехода к индустриальным методам домостроения выпало стать Никите Хрущеву. В 1951 году, еще будучи первым секретарем Московского городского комитета ВКП(б), он добился создания Архитектурно-планировочного управления Мосгорисполкома, где группа архитекторов начала работу над удешевлением строительства. Став главой государства, он сделал жилищный вопрос одним из приоритетных.

кадр из фильма «Операция «Ы»»

Осознавая остроту кризиса, Хрущев решительно отверг призывы к высоким стандартам в строительстве. В его мемуарах есть такое рассуждение: «Что лучше — построить тысячу нормальных квартир или семьсот хороших? И разве люди не предпочтут нормальную квартиру сейчас очень хорошей через десять-пятнадцать лет?»

Хрущевская строительная программа была тщательно взвешенным компромиссом: квартиры низкого качества максимально широко распределялись среди населения. В декабре 1954 года в Москве прошло Всесоюзное совещание строителей, архитекторов и работников промышленности строительных материалов, участники которого отстаивали идею повышения темпов строительства под девизом «лучше, быстрее, дешевле». Спустя год ЦК КПСС и Совет министров СССР приняли постановление, в котором говорилось, что «советской архитектуре должна быть свойственна простота, строгость форм и экономичность решений», а сталинские здания критиковались как чересчур дорогие и пышные.

Наконец, в феврале 1956 года XX съезд партии, на котором Хрущев выступил с разоблачением культа личности Сталина, принял решение создать Государственный комитет по гражданскому строительству СССР (Госгражданстрой), который должен был контролировать процесс стандартизации. В конце 1950-х годов возникли первые домостроительные комбинаты (ДСК), в задачу которых входило производство готовых деталей для типовых зданий. Соответствующие проекты еще с 1951 года разрабатывались в Архитектурно-планировочном управлении.

Ключевую роль в осуществлении идеи Хрущева об эффективной строительной отрасли сыграл инженер Виталий Лагутенко (1904–1967), главный конструктор Архитектурно-планировочного управления и энтузиаст панельного домостроения. Он создал несколько серий типового массового жилья, которыми впоследствии застраивалась вся страна; новые квартиры впервые стали доступны значительной части советского населения. 98 процентов построенных в 1962 году московских квартир располагались в серийных зданиях, разработанных Архитектурно-планировочным управлением. Это были пятиэтажные многоквартирные дома, которые могли достигать любой длины благодаря повторяющимся подъездным секциям. Лестница в каждом подъезде обеспечивала доступ к квартирам, расположенным по четыре на площадке.

Самым знаменитым произведением Лагутенко стала серия пятиэтажек без лифта с кодовым обозначением К-7. В этих домах двухкомнатная квартира имела площадь 44 квадратных метра и включала небольшую прихожую, шестиметровую кухню и кубический блок ванной комнаты с так называемой «сидячей ванной» в 1,2 метра длиной. Блок полностью монтировался еще в цехе ДСК, так что на месте требовалось лишь присоединить его к соответствующим трубам. Пятиэтажки без лифтов, строившиеся в 1950-е и 1960-е годы конвейерным способом, и особенно дома серии К-7, получили в народе прозвище хрущевок. Первое время они были кирпичными, однако очень скоро главным методом стала сборка из готовых деталей прямо на площадке, которую обозначал термин «крупнопанельное строительство».

Хрущевка в Томске

Согласно методике Лагутенко, такой панельный дом сооружался без использования строительного раствора и подводился под крышу за двенадцать рабочих дней. Проектная документация предполагала, что качество строительства будет невысоким, поскольку здания задумывались как временные. Их планировали снести уже в ближайшие десятилетия: к тому времени советское правительство должно было обеспечить граждан лучшими квартирами. Для так называемых сносимых серий предполагаемый срок службы составлял двадцать пять лет. Имелись и рассчитанные на более долгий период несносимые серии, однако даже в них использовались относительно дешевые и не самые качественные материалы. Потребность в жилье с годами не исчезла, и нет ничего удивительного в том, что многие из таких домов стоят до сих пор.

Девиз «лучше, быстрее, дешевле» не предполагал споров о том, что предпочтительнее — высотное или малоэтажное жилье, смешанная застройка или функциональное зонирование, историзм или модернистская архитектура. Казалось, что и политики, и архитекторы радовались каждому дополнительному квадратному метру жилой площади. Спрос рос, новостройки увеличивались в размерах — настолько, насколько позволяли современные технологии. К концу 1960-х годов средний многоквартирный дом был уже одиннадцатиэтажным. Эти появившиеся при Брежневе жилые башни, часто с балконами, лифтами и раздельными санузлами, известны как брежневки. В Советском Союзе с его довольно низкой плотностью населения высотное жилье строилось скорее из соображений технологической эффективности, а не экономии места.

В рамках созданной Лагутенко и его коллегами производственной системы прокладка водопровода, отопления и канализации обходилась дешевле всего в больших зданиях, а процесс строительства требовал наименьших затрат при условии огромного масштаба застройки и использовании стандартных готовых деталей. В основе этих решений практически никогда не лежали долговременные расчеты. Хороший пример — знаменитая однотрубная система отопления: для экономии материалов батареи чаще всего соединялись в один непрерывный контур, так что единственным способом регулировать температуру в конкретной комнате становилось открывание окон.

Читайте также  Как крепить ковролин к полу?

В дальней перспективе убытки от разбазаривания тепловой энергии сильно превосходили первоначальную экономию на меньшем количестве труб. По той же логике сиюминутного выигрыша в эффективности на смену кирпичным домам небольшой этажности приходили блочные и одиннадцатиэтажные. Преобразования Хрущева положили конец характерному еще для сталинского времени компактному городу, в котором исторический центр сохранял свое значение как единая точка отсчета. Новая застройка чаще всего шла на окраинах.

Лишь изредка меры, напоминающие городское обновление в западноевропейском или американском понимании, осуществлялись в существующих районах, хотя многие партийные начальники мечтали избавиться от «устаревших» исторических зданий. Вместо этого нормой стало строительство жилых домов одновременно с социальной инфраструктурой (школами, магазинами, детскими садами и спортивными площадками) — возникал так называемый микрорайон. К территориям микрорайонной застройки 1950-х годов относились Черемушки на юго-западе Москвы, Кузьминки на юго-востоке, Хорошево-Мневники на северо-западе и Измайлово на северо-востоке города. Одним из первых крупных массивов жилья для непривилегированных семей стал 9-й экспериментальный квартал Черемушек (1956–1958, архитектор Натан Остерман) с его рассчитанными на 3000 человек домами, продуктовыми магазинами, яслями, детским садом, школой и кинотеатром. Новоселы получали здесь отдельные двух- или трехкомнатные квартиры с кухнями и ванными комнатами, оборудованными по весьма высоким для своего времени стандартам.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector